Фондовый рынок, миллионеры Вьетнама и борьба с нищетой

Вьетнам считается бедной страной. Существуют национальные и международные программы по борьбе с нищетой во Вьетнаме. В 2007 году Вьетнам получит от развитых стран $ 4 миллиарда на эти цели. При этом кредиторами были высказаны сомнения в том, что деньги будут использованы по назначению.
Одновременно, согласно опубликованным официальным данным, Вьетнам пока не имеет миллиардеров, но там уже есть 170 «долларовых» миллионеров. Из них, верхняя сотня владеет акциями на сумму $2.32 млрд. Самый богатый человек — Чуонг Зья Бинь (Truong Gia Binh), президент совета директоров
и исполнительный директор фирмы FPT, осуществляющей свою деятельность на финансовом и IT-рынке. За ним следуют еще два крупных акционера FPT. Интересно, что в составе крупных акционеров FPT есть вьетнамец, обучавшийся и защитивший кандидатскую диссертацию в Москве. Четвертую и пятую позицию среди миллионеров занимают представители фирмы Minh Phu Seafood Company, выращивающей морепродукты. Подавляющее большинство миллионеров Вьетнама работают в непроизводственной сфере: недвижимость, банки, страхование.
В первой сотне 42 женщины и 58 мужчин — редкий для других стран баланс. Он объясняется тем, что часто в одной и той же фирме большинством акций владеют родственники: муж-жена, брат-сестра, отец-дочь. Поговаривают, что многие среди богатых людей в top100 в разных фирмах являются тоже родственниками.
В официальных данных нет сведений о причинах успеха новых миллионеров: правильный менеджмент в условиях свободной конкуренции или использование связей во властных структурах.

Некоторые сделали состояния на фондовом рынке. Мания приобретения акций охватила Вьетнам, как, в свое время, в России вкладывание денег в МММ. Если раньше вьетнамцы вкладывали свои сбережения в традиционные секторы, недвижимость и золото, то сейчас многие предпочитают акции. Исследование Credit Suisse Group за последний месяц говорит о том, что на бирже Хошимина (что бы сказал о таком словосочетании сам Хо Ши Мин?) иностранные приобретения составили $700 млн., больше, чем на Тайване, фондовый рынок которого в 40 раз больше вьетнамского. Многие экономисты рассматривают фондовый рынок Вьетнам как перегретый и задаются вопросом, не мыльный ли это пузырь? Они прогнозируют его падение в ближайшие месяцы на 30%. Однако, фондовый рынок Вьетнама продолжает расти, несмотря на встряски на фондовых рынках у соседа, Китая, а также, Японии, США и Европы. В связи с ростом стоимости акций, например, указанный выше Чуонг Зья Бинь в январе 2007 года «стоил» $192 млн., а 27 февраля — уже $211.4 млн. Вместе с тем, в СМИ все больше статей с рассуждениями о том, когда же цены на акции резко пойдут вниз. В начале апреля такая тенденция стала преобладающей.

Биржа работает в интересных условиях: без лицензированных брокеров и без достоверной информации о состоянии рынка. Однако, мелкие и крупные игроки, как вьетнамские, так и иностранные, продолжают скупать акции, вероятно считая, что вьетнамский рынок был недооценен. Кроме того, по заявлениям представителей госбанка Вьетнама, мощным фактором перегревания является приток на фондовый рынок внутренних коррупционных денег, вбрасываемых для их «отмывания». Секрета нет: в строительстве, например, допускается большой процент «усушки» и «утруски». Не случайно на ближайшей сессии Национального собрания Вьетнама будет заслушаны вопросы о стабильности фондового рынка и нарушениях в строительной сфере. Идут на биржу деньги и из сектора недвижимости. Все сходятся во мнении, что рынок недвижимости «перегрет» чрезвычайно, а цены на недвижимость ненормально завышены.
Против принятия закона о регулировании выступила Вьетнамская ассоциация финансовых инвесторов (VAFI), которая припугнула, что 80% инвестиционных фондов будут выведены из Вьетнама если проект будет одобрен. Со стороны представителей бизнеса раздаются восклицания, очень похожие на российские самых ранних 90-х о том, что рынок сам все отрегулирует. Когда деньги были «отмыты», таких заявлений в России почти не стало.
Возможно, одним из методов увода денег будут фиктивные разводы. Пока таковых не выявлено, но вот в результате обычного развода зам. директора FTP Le Quang Tien c женой Le Thi Hong Hai последняя получила как частное лицо акций на $70 млн., которыми она теперь может, согласно закону, распоряжаться по своему усмотрению, например, потратить на косметику и т.п.

В связи с увеличением во Вьетнаме количества богатых людей повысился спрос на телохранителей. Там телохранителя можно нанять на некоторое время: от одного часа, например, для того, чтобы сходить в банк и снять со счета крупную сумму денег. Чтобы стать телохранителем мужчина должен быть не ниже 1м 68 см роста и весить не менее 57 кг.
Спрос растет также на дорогие автомобили. Несколько десятков богатых людей Вьетнама, сделавших состояние на росте акций на фондовом рынке, для того, чтобы успеть вовремя получить заказанные авто перед праздником Тет, доставляли их из-за границы самолетами. Спросом среди миллионеров пользуются прежде всего такие марки как BMW-X5, Lexus GX 470, Mercedes S550 и Honda ACURA MDX.

В соответствии с новым курсом в политике и экономике «дой мой» до 2010 года Вьетнам планирует приватизировать еще 71 государственное предприятие, включая «Вьетнамские авиалинии». Поэтому, миллионеров, владеющих крупными пакетами акций, будет еще больше. Правда, Вьетнам использует термин не приватизация, а эквитизация. Одним из значений слова equity (англ.) является «обыкновенные акции». Возможно, в этих «эквитизируемых» предприятиях не будет привилегированных акций, которыми, например, на российских предприятиях владеет узкий круг лиц, а большинство акционеров получают дивидендов на одну акцию по 1-2 рубля. Всего, начиная с 1992 года, было эквитизировано 2935 государственных предприятий. В качестве консультантов по эквитизации выступают специалисты западных финансовых компаний, наводнившие в последнее время Ханой и Хошимин.
Наряду с эквитизацией предприятий происходит другой процесс — декоммерциализации силовых структур. 4-й пленум КПВ, прошедший в конце января, принял решение о том, что Вьетнамской народной армии и Министерству общественной безопасности надо расстаться с коммерческой деятельностью и сосредоточиться на обеспечении безопасности страны. Армия в настоящее время владеет такими фирмами как оператор сотовой связи Viettel, банк, судоверфь, текстильные фабрики, заводы и гостиницы. Процесс избавления от фирм будет завершен к концу 2007 года. Только малая часть предприятий, которые непосредственно относятся к безопасности, будет оставлена за силовыми ведомствами.
Возможно, это решение будет способствовать усилению нормальной конкуренции в экономике, так как предприятия, находившиеся под контролем силовых структур были в более выгодном положении чем их гражданские собратья.
Вьетнам активно привлекает иностранных инвесторов. На территории страны за последние годы построено много фабрик и заводов японских,
южнокорейских, французских, немецких фирм. Заработная плата на них не выше, чем на вьетнамских, а, часто и ниже. Поэтому забастовки на таких предприятиях — не редкость. В феврале на швейной фабрике Hansoll Vina в провинции Binh Duong 4,5 тыс. рабочих отказались выходить на работу. Кроме
низкой заработной платы, $54 в месяц, причинами забастовки явились оскорбления южнокорейскими менеджерами вьетнамских рабочих и принуждения к работе, даже, когда рабочий болел. Южнокорейские швейные фирмы в начале 90-х организовывали свое производство в России, в Приморском крае, на площадях бывших государственных фабрик, но через 10 лет перенесли производство во Вьетнам из-за требований российских рабочих повысить зарплату, а также, из-за конфликтов между менеджерами и работницами, доходивших иногда до драк. Такие процессы происходили и в других странах, например, в Китае, откуда южнокорейские и японские инвесторы начали постепенно уходить, выбрав последним прибежищем Вьетнам.
Южнокорейские бизнесмены, при этом, жалуются на большие трудности ведения бизнеса во Вьетнаме. Они отмечают разницу в культурах (и это при том, что обе страны находятся сравнительно недалеко друг от друга), коррупцию, недостаток информации.
6 марта объявили забастовку 7 тыс. рабочих на заводе японской фирмы Mabuchi Motor в южной провинции Dong Nai. Их месячная зарплата составляет $62. Рабочие требовали ее повышения и увеличения обеденной порции в заводском кафетерии. В конце февраля в этой же провинции не вышли на работу 3 тыс. человек с тайваньского завода по производству электронных компонентов. СМИ западных стран лукавят, заявляя, что зарплаты вьетнамских рабочих были бы выше, если бы не коррупция местных чиновников, так как на эту «статью», дескать, приходится много «отстегивать». Фактор коррупции во Вьетнаме никто не отрицает, но ее масштабы навряд ли больше, чем в соседнем Таиланде, бывший премьер которого сбежал в Лондон со своим состоянием после военного переворота.

Компартия Вьетнама в этом вопросе находится в трудном положении. С одной стороны, она позиционирует себя в качестве политической силы как авангард рабочего класса, с другой вынуждена мириться с низкими зарплатами рабочих на иностранных предприятиях, иначе иностранному капиталу будет невыгодно перемещаться во Вьетнам, что, в свою очередь, затормозит развитие страны и повышение жизненного уровня населения. В результате лавирования между политическими принципами и реальностью за последние годы удалось открыть в стране множество фабрик и заводов, добиться ежегодного прироста ВВП около 9% в год, что является вторым показателем в мире после Китая.

Апрель 2007 г.

Добавить комментарий